0 0 10 1

Вечный Хеллоуин.

romanovich :

sammieeatworld :


"Что для одного - сумасшествие, для другого - реальность."


Это поразительно, но весь будущий Тим Бертон как в магическом зеркале отразился в его первой по-настоящему серьезной работе - пятиминутном «Винсенте» (1982). Бертону в то время 23-24 года - но здесь намечено уже решительным образом все, что в будущем перерастет в магистральную тему его творчества. Маленький мальчик не хочет быть просто мальчиком - он мечтает во всем походить на Винсента Прайса, вернее, на тех зловещих героев, которых тот воплощал на экране (актер был настолько любезен, что самолично прочитал посвященное ему бертоновское стихотворение за кадром). И вот уже прилизанная прическа растрепывается во все стороны (стиль, которому сам режиссер соответствует и поныне), и мы проникаем во внутренний мир мальчугана, насмотревшегося ужастиков и начитавшегося страшилок Эдгара По. Угрюмо бродит он по темному холлу своего замка (по обычной квартире), обожает летучих мышей (Бертон словно знает, что ему суждено будет поставить «Бэтмена» ;). Строит зловещие планы насчет того, как бы получше окунуть труп «любимой» тети в чан с воском. Ставит научные эксперименты на собаке, намереваясь превратить ее в зомби. Под покровом ночи раскапывает могилу заживо погребенной супруги. И в наказание изгоняется в Башню Смерти (свою комнату)

Все это - и могилы, и трупы, и темные комнаты, и страшные ночи - впоследствии красной нитью пройдет сквозь все фильмы Тима Бертона (даже исключения могут быть истрактованы в его пользу). От всей души полюбив жанр, который в нашей стране как нельзя лучше попадает под определение детской страшилки (в черном-пречерном доме в черной-пречерной комнате стоит черный-пречерный гроб), с течением лет он достиг в нем тех же вершин, которые подчинились Шекспиру в его кровавых трагедиях, а Андерсену - в его мрачных сказках. А именно - он сумел увлечь ими весь мир. И дети признали его за своего. И выросшие из детей взрослые - тоже.

Загробный мир станет одним из любимых пейзажей Бертона и во всем блеске будет воплощен в придуманном им «Кошмаре перед Рождеством» (1993, поставлен Генри Селиком) и в «Трупе невесты» (2005).

Художники — неизменные герои фильмов Тима Бертона. Таков Эд Вуд, «самый плохой режиссер на свете». Таков Эдвард Блум, «нарисовавший» для себя целую жизнь. Таков Вилли Вонка, построивший маленький рай внутри своей шоколадной фабрики. И таков, в первую очередь, Эдвард - руки-ножницы, персонаж одноименного фильма 1990 года.

Недоделанный, с ножницами вместо пальцев, он - само воплощение Творца, то принимаемого, то отвергаемого обществом.

Зловещую игру с остро-режущими предметами Бертон продолжил впоследствии в гораздо более кровавом ключе. Если «Эдвард - руки-ножницы» оказался всего лишь трогательной сказкой, которую бабушка рассказывает внучке, то «Сонная лощина» (1999) обернулась уже настоящим ночным кошмаром, в котором случайным порезом на щеке дело никак не ограничивается.

Но все же вершиной Бертона в обозреваемом спектре стал - на данный момент - «Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-стрит» (2007). Никакой мистики, чисто зверские убийства. «Вы меня напугали», — говорит входящему дамочка, торгующая пирожками с человечьим мясом. «Уверяю вас, мэм, совершенно невольно», - отвечает тот и отправляется прямиком на место своей казни: бритвой по горлу - и сквозь дырку в подвал…

Примечательна в данном случае эволюция персонажей Джонни Деппа. В своем первом совместном с Бертоном фильме он - несчастное существо, для которого ножницы - увечье, служащее одновременно и причиной страданий, и орудием для творчества. В «Сонной лощине» — стороннее лицо, расследующее преступления призрака, и даже его потенциальная жертва. И уже Суини Тодд (тоже несчастный, тоже покалеченный жизнью) предстает перед нами хладнокровным убийцей с острой бритвой в правой руке. Вывод напрашивается однозначный: рано или поздно герою Деппа в фильме Бертона самому должны отрубить голову. Что почти и случилось в «Алисе».

В разговоре про отсеченные головы не обойтись еще без такого бертоновского шедевра как «Марс атакует!» (1996).

Тему экспериментов над живым организмом Бертон развил в поучительной детской сказке «Чарли и шоколадная фабрика» (2005). Каких только «издевательств» не терпят здесь дети!

С наивысшим градусом кипения реализм и вымысел сплавляются воедино в «Крупной рыбе».

Как признается сам Бертон, мысль посвятить свою жизнь кинематографу пришла к нему, когда он, поленившись написать заданный на дом реферат, снял вместо этого небольшой, но забавный фильмик. Учитель не только принял «сочинение», но и поставил высшую оценку. Называлась короткометражка «Гудини», а великого иллюзиониста сыграл сам постановщик. Со временем Тим Бертон приложил все усилия, чтобы сравняться со своим персонажем. У него получилось. И сегодня его иллюзиями наслаждается весь мир.

Оригинал публикации на Вьюи

Новые записи в блоге

NO-NICK — Wonderland.